tr?id=254124144985944&ev=PageView&noscript=1 Мое отношение к школе Иннердизайн. Борис Мельцер. Открытое письмо к участникам семинара. После февральского семинара в Израиле.  | Статьи

Мое отношение к школе Иннердизайн. Борис Мельцер. Открытое письмо к участникам семинара. После февральского семинара в Израиле.

Волнения вокруг школы Иннердизайн не утихают, и я хочу по порядку рассказать, что произошло, мой личный взгляд на вещи, почему все так произошло со школой и со мной. Повторяю, это мой личный опыт и очень субъективный взгляд на вещи, он может отличаться от позиции центра «Все Дороги». Мне кажется, что те, кто поступили и собираются учиться в школе Иннердизайн, и те, кто думают поступить в школу, должны понимать то, чего я не понимал вначале. Я не хочу никого ни в чем убеждать, выводы делайте сами. Моя задача – постараться быть непредвзятым по возможности, хотя это очень непросто.

В августе 2009 я поехал на семинар школы ИД в черниговских лесах. Мне все показалось странным, потому что ехал я на семинар по «эльфийской тантре», а приехал в некую школу, о которой не знал, и в которой есть мастер. Я уехал с семинара через два дня, потом вернулся. Мое подсознание, видимо, воспротивилось тому, что я увидел на семинаре, но сознание меня туда вернуло, и я вступил в школу в последний день трехнедельного семинара.

Почему я уехал? Я увидел в этом гуруизм, поклонение гуру – мастеру школы Ананду. Все поклонялись только ему и не смотрели в мою сторону. Я в первый раз был на семинаре с 200 участниками, из которых никто, кроме моего куратора и еще пары человек, не готов был идти со мной на контакт, хотя я его искал. Я оказался почти в изоляции. Теперь понимаю, почему.

Я не был учеником школы, а в школе есть четкое разделение на «своих», т.е. учеников, и «чужих». Я был «чужим», жаловался на изоляцию куратору, но это продолжалось, и я решил успокоиться, дать шанс семинару и себе на нем.

Я знаю, что такое любовь, я ее особенно хорошо чувствую, например, на Ошовских семинарах, проводимых его учеником Мано. И я искал ее на семинаре в Чернигове, но не нашел, потому что любви «для своих» не бывает, она либо для всех, либо ее нет.

На семинаре необходимо было «сдаться в ученики». Этот термин означает, что ты полностью сдаешь себя мастеру, он знает, как правильно, и с этого момента тебе не нужно думать, не нужно иметь собственное мнение, достаточно слушать его. Для меня, имеющего немалый опыт в психологии и эзотерике, это дополнительно означало, что мне надо все забыть и убрать любые вопросы, все воспринимать с чистого листа. В том числе и семинары Мано и его отношение к людям на группе, что мне было на семинаре тяжелее всего. Я думаю, что такая сдача необходима для быстрого обучения. Потому, что если вы не сдаетесь, то у вас есть суждения, сопротивление, которые мешают впитывать обучение.

Суждения необходимо убрать, и я сделал это, когда все-таки вернулся на семинар. Проблема заключается в том, что хотя сдача ускоряет продвижение и обучение, при этом возникает культ личности мастера (даже если ему самому это не нужно), т.е. подчинение, поклонение и обожание мастера, ответ на все «да, мастер», и потеря своей свободы, потеря себя, как я теперь считаю. На семинарах в Израиле признаков этого поклонения было на порядок меньше, чем принято в школе. Это было сделано специально, чтобы не пугать свободолюбивых израильтян для начала (я порекомендовал это Ананду) Но, тем не менее, это было видно со стороны учеников, приехавших с Украины. Итак, вытолкнули меня с черниговского семинара две вещи: поклонение и изоляция. Но я все-таки потом вернулся и даже вступил в школу. Это произошло тогда, когда моя куратор по моей просьбе всю ночь рассказывала мне историю своей жизни и то, какие изменения и чудеса произошли у нее в жизни после вступления в школу. Там действительно произошли чудеса, она излечилась от неизлечимой болезни, и не только она. Вообщем, я впечатлился и решил дать этому шанс, пока я отвечал только за себя.

После семинара я вернулся в Израиль. Мы, как центр Все Дороги, сделали семейную расстановку (по Хеллингеру), где мы задали вопрос, стоит ли привозить семинар Иннер Дизайн в Израиль (для начала - семинар, а не создание школы). Не буду описывать «сочные» детали той знаменитой расстановки, но она показала однозначно, что энергия ИД – это энергия подавления, насилия и отсутствия свободы. Фразы, которые спонтанно произнес заместитель ИД, были: «Повинуйтесь, я всех спасу, и вас тоже спасу – на колени!». Я не отношусь со 100% доверием к тому, что показывают семейные расстановки, поэтому как-то забыл про нее и поехал на Украину, в том числе чтобы поучиться в школе, в которую поступил.

Я благодарен школе за этот период. Я действительно научился многому, особенно благодаря занятиям, которые проводила моя куратор. Я посетил 3 перформанса (однодневный семинар Ананда, который сложно описать, но на котором энергия огромной силы): в Донецке, Киеве и Одессе. На последнем перформансе присутствовала девушка, которая больна раком и скоро умрет, и перформанс был посвящен теме жизни и смерти. Я получил и пережил на нем такое, чего не переживал никогда в жизни. Я стал по-другому относиться к жизни. При этом другие не отнеслись к этому так. Видимо, это было важно именно для меня, и я не знаю, заслуга ли это Ананда, или этой девочки, или просто это попало именно ко мне в нужное время. Но это сильно изменило мою жизнь. И одновременно еще сильнее привязало меня к школе и Ананду.

Я был два раза на личной сессии у Ананда. Мы говорили об Израиле. Ананд спросил меня, какие прогнозы на количество людей на семинар. Я сказал, что он новый ведущий для Израиля, обычно на такие семинары набирается 15-20 человек, и это оптимистично. Но главное начать, потом его узнают, и семинары будут набираться. Он спросил меня, готов ли я идти до конца и сделаю ли сверхусилие для этого (не помню, говорили ли мы о семинарах, или уже о школе). Я сказал, что постараюсь. Ананд повторил: «Постараюсь или сделаю?». Я сказал, что сделаю

Потом был перформанс в Донецке. Те, кто были на семинарах в Израиле, чувствовали, какая это мощная энергия, которую создает Ананд и 22 ученика за 3 часа перформанса. Представьте себе 150 человек, учеников школы, сидящих по кругу, и 12-часовой перформанс, какая сумасшедшая это энергия. И в середине перформанса Ананд вдруг выводит меня в центр круга и спрашивает при всех:
- Борис, пойдете ли вы до конца в Израиле для создания школы?
Хотел бы я посмотреть, как кто-нибудь смог в такой ситуации сказать «нет».

Я все же не сказал сначала твердого «да» сначала, а потом сказал более твердо. И Ананд сейчас говорит мне, что это есть в видеозаписи, как доказательство того, что я в итоге изменил данному при всех слову. Думаю, что запись как раз является доказательством совсем другого.

Наконец, я привез Ананда в Израиль и организовал два семинара. Для меня это был самый большой проект, который я когда-либо делал в рамках Всех Дорог. Я был в эйфории от школы и с невероятным энтузиазмом написал три вдохновенных статьи и обзвонил невероятное количество человек, зажег их своим энтузиазмом. Сейчас я думаю, что энтузиазм был слишком большой для свободного и здравомыслящего человека, руководителя центра. Витнишу пугал мой излишний энтузиазм, но меня было невозможно остановить. По ее словам, я пер как танк. На первом семинаре было не 15-20, а 65 человек из Израиля, причем почти каждого я привел лично после долгого общения. Я одновременно занимался организацией привоза 22 человек из Украины.

Во время первого семинара произошел инцидент с Ильей, когда он ворвался и наговорил много неприятных вещей. Я очень негативно отношусь по-прежнему к тому, что сделал Илья, не важно, из каких побуждений. О них можно спорить, но не о форме его поведения, которая выставила меня как организатора в идиотском свете. Здесь мое мнение, видимо, расходится с мнением моих коллег по Все Дороги. С другой стороны, мне было странно, что Ананд, как мастер, не смог или не захотел искать подхода к Илье, увидеть в нем человека, независимо от его поведения, не захотел ему помочь, найти какой-то общий язык, хотя многим другим ведущим это удавалось. Он назвал его террористом. До семинара Ананд был предупрежден что Илья «проблемный» клиент, человек, который ведет себя подобным образом на многих семинарах. Ананд познакомился и пообщался с Ильей, и его решением было, тем не менее, пригласить его на семинар.

В какой-то момент Ананд, предполагая, видимо по украинским понятиям, что Илья будет мстить физически, сказал, что у него, Ананда, тоже есть связи в Израиле, и он найдет способ физически уничтожить «этого террориста». Я был согласен с Анандом, от чего теперь я в ужасе. Это показывает, насколько глубоко я был «внутри», в подчинении, притом, что являлся организатором, то есть практически равным ведущему семинара по иерархии. Понятно, что Ананд сказал это под воздействием момента и потом объяснил, что все это было сказано только для того, чтобы отрезвить нас, организаторов, но все же это было сказано. После того как я взял на себя ответственость за его безопасность, Ананд сказал, что я отвечаю за это жизнью, и что если с ним что-то случится, то мне тоже не жить - у него найдутся свои связи.

Во время первого семинара мы пригласили Ананда на разговор и попросили сказать, какие его планы относительно Израиля и школы. Ананд сказал, что это наше пространство, и мы решаем, что мы хотим, чтобы было. Если мы не хотим школу, то он поворачивается и уезжает, второй семинар отменяется, потому что он приехал для школы, а не для семинаров. Он богатый человек, деньги за семинар его не интересуют. Мы подумали и сказали, что школа будет, мы ее будем организовывать. Сейчас я понимаю, что это было ошибкой, когда я убедил Витнишу и Игоря и согласился на школу. Я в этот момент был под влиянием энергии Иннердизайна и Ананда, не важно, какого качества эта энергия, у меня не было полностью трезвой головы в это время. Я был учеником школы в течение 4 месяцев, «по уши» в ней, и только что поступил на 2 курс, сдав экзамен в Киеве. Мне нужно было бы сразу же полностью перейти в трезвую позицию организатора и безэмоционально принять решение. Но я принял тогда это решение и полностью отвечаю за него так же, как и за его изменение потом.

Сейчас Ананд обвиняет меня в том, что я не сдержал слова, данного в Донецке перед 150 людьми, потом данном нами, тремя организаторами, во время первого семинара в Израиле. И он прав, если не учитывать описанных обстоятельств. Если бы можно было вернуть историю, я просто не согласился бы открыть школу с самого начала, второй семинар бы отменился, не было бы посвящений и записи в школу, и все остались бы довольны, ничье слово не было бы нарушено. Потом я извинился перед поступившими в школу и перед Анандом за изменение своего решения. Я знаю, что одного извинения недостаточно, но это максимум того, что я могу сделать. Я не могу вернуть историю. Иногда лучше изменить решение, чем последовать ему, заранее зная, что это неправильно. Все же лучше решить поздно, чем никогда.

За все свои действия и решения я несу ответственность полностью, и ее никто с меня не снимает. Но результаты последствия этих решений не в моих руках. Я беру на себя только свое решение, потому что считаю его единственно правильным. То, к чему оно приведет, не знает никто, это в ведении других сил, и за это я не могу отвечать. Я, как руководитель центра, принимаю ответственные решения, и при необходимости меняю свои планы и свой курс, руководствуясь внутренним чутьем. Иногда при этом нарушаются данные ранее обязательства. Я не раб своих обязательств, а их хозяин. Ответственность перед моими клиентами-израильтянами важнее обязательств, данных третьей стороне.

Мое мнение о семинарах в Израиле: они были невероятно сильные, я еще не видел у нас в центре семинаров подобной силы и энергии. Я считаю, что техники и технологии Иннердизайн – самые сильные и мощные, которые я когда-либо видел. Вопрос только в том, куда ведет эта энергия, и есть ли в ней настоящая любовь и свобода.

Я хочу рассказать, как появилось решение не открыть школу.
Когда прошел второй семинар, Ананд назначил первое занятие школы. В ночь перед этим днем мы, организаторы, собрались и начали думать, к чему приведет открытие школы. Игорь и Витниша словно облили меня холодной водой, я отрезвел и начал мыслить как организатор, а не как ученик школы. Точнее, мы начали думать совместно. До этого момента у нас не было ни малейших сомнений, что мы организовываем школу. И мы задались вопросом, к чему приведет открытие школы, какие ценности у нее и у нас, и совпадают ли они. К моему сожалению мы начали об этом думать после второго семинара, а не во время первого. Сильные сомнения в том, что наши ценности совпадают, появилось только в этот момент.

Для меня главными ценностями, на основе которых мы строим центр «Все Дороги», являются любовь и свобода. Я благодарен Иннер Дизайну именно за то, что в столкновении с ним я ощутил и прояснил для себя настоящие внутренние ценности центра и смысл моей работы в нем. Раньше в этом не было такой необходимости. ИД докопался во мне до того места, которым я не был готов пожертвовать, и я рад, что благодаря конфликту вступил в контакт с этой важной частью в моей душе.

Я задал себе три вопроса:
1. Есть ли в школе ИД свобода?
2. Есть ли в школе ИД любовь?
3. Насколько легко ученик может в любой момент выйти из школы?

О мастере и школе можно судить по продвинутым ученикам, которые скоро заканчивают школу и должны сами стать мастерами. Ананд и некоторые из его продвинутых учеников жили у меня дома, и я имел много возможностей увидеть их отношения, обратную сторону медали. В присутствии Ананда все они теряли себя, становились «шестерками», которых Ананд шпынял за любую оплошность и посылал грубо в стиле «пшла вон». У них, очень умных людей в остальное время, в присутствии Ананда как бы пропадал собственный ум. Все, кроме «да, мастер», как бы улетучивалось из головы. Я себя чувствовал самым свободным и независимым из них, видимо потому, что месяц не видел Ананда, но я начинал ощущать, что когда он меня спрашивает о чем-то, во мне есть страх, и отвечаю я больше, чтобы ему угодить, а не всегда то, что думаю на самом деле. Я понимаю, что в начале учебы в школе необходима «сдача в ученики» и подчинение, дисциплина, чтобы учиться без суждений. Но так ли это должно быть, когда человек уже заканчивает школу? Не должен ли он получить назад себя, более сильного, с независимым мнением? Почему я видел все большую несвободу, чем старше курсом становится ученик? Я заметил, что все в школе пьют чай с молоком, как и Ананд, и когда я вдруг налил себе тоже молоко в чай, я испугался. Это про свободы, и ответ на первый вопрос для меня был – нет.

Теперь о любви, о которой Ананд постонно говорил на семинарах. Я хорошо чувствую энергию любви, и для меня семинар Мано, ученика Ошо, проводимый у нас уже 4 года – лучший показатель этой энергии, я чувствую ее как огромное тепло в груди и сердечное отношение к любому человеку рядом. В школе ИД я чувствовал любовь по отношению к Ананду, но мало к кому из учеников школы, или они ко мне. Отношения в основном были холодные, даже когда я вступил в школу. В Израиле на семинарах было разделение на тех, кто поступил в школу и тех, кто нет, и мне показалось, что больше любви и заботы Ананда и его 22 помощников было проявлено именно по отношению к поступившим в школу. Я могу ошибаться. Я искал эту любовь на семинаре в Чернигове, но не нашел, может быть плохо искал. По-моему, любви «только для своих» не бывает, любовь или есть ко всем, ко всему миру, или ее нет.

Когда с семинара по каким-то причинам уходили люди, их никто не останавливал и не спрашивал, что с ними происходит, как мы это делаем на других глубоких семинарах. Поскольку люди не всегда понимают, что с ними происходит, и когда у них начинаются глубокие процессы и их начинает колбасить, первый порыв это убежать подальше. Любой ведущий, который приезжал к нам до этого, внимательно следил именно за такими людьми и старался им помочь пройти эти процессы. По-моему у ведущего должна быть ответственность за тех людей, которые выходят посередине процесса. Если в середине хирургической операции больной вдруг встает с операционного стола и решает уйти, ответственность хирурга хотя бы зашить разрез. Я, как терапевт и ведущий курсов, настаиваю на такой ответственности и как организатор хочу видеть ее у тех ведущих, которых я организовываю.

Для Ананда совершенно естественно, что людей разделяют на группы, видимо, так принято на Украине, но меня это и там раздражало, и тем более в Израиле, где это кажется людям несправедливым. Хотя скорее дело не в Украине, а в особенности стиля Ананда, выражающая отношение: «кто не с нами, тот меня не интересует, и вкладывать в него силы я не буду». Ананд утверждает, что время семинара с 10 утра до 18, а остальное время, когда он работал со всеми до 3 часов ночи, это его личная инициатива, и он может в это время работать с теми, с кем хочет, и тем не менее он работал со всеми желающими. Не знаю, откуда взялась цифа 18, на сайте еще за 3 месяца до семинаров всегда стояло время с 10 до 22, но не важно, это мелочи. Но мне не кажется это ответом на вопрос, почему было разделение людей, я просто не вижу здесь связи. А разделение вело к тому, что любовь была не ко всем. И не все время, а только с 10 до 18. Мне казалось, что любовь должна быть безусловной и в любое время, иначе это иллюзия любви. Поэтому ответ на второй вопрос для меня, чисто субъективно, тоже был – нет, или по крайней мере, я не уверен в этом.

Я подумал о третьем вопросе, насколько легко я, например, могу сейчас выйти из школы, и меня пробил ужас при этой мысли. Первая мысль, которая появилась – предательство. Если, скажем, человек выходит с курса НЛП, ему может быть неприятно, но он не чувствует себя предателем. А я почувствовал себя так при одной мысли о выходе из школы ИД. И понял, что очень сильно привязан, и эти связи возникли так незаметно, меня так тянет туда. Я вспомнил, что Ананд требовал от меня во время ритуала посвящения, чтобы я обязался дойти до конца и стать мастером. И я обещал. Получается, что и в этом нарушил слово. Я сам специалист по гипнозу и недерективным, косвенным внушениям. В течение моего обучения и потом в течение двух семинаров, неоднократно давались внушения, иногда даже прямые, директивные, которые привязывают к школе и препятствуют свободному выходу из нее. Многие внушения давались в форме метафор, т.е. завуалированно. Их основной смысл: зачем вам нужно еще где-то чему-то учиться, когда есть школа, в которой есть все, и мастер, который знает, куда он вас ведет. При этом постоянные негативные внушения на темы всех остальных практик центра «Все Дороги», от НЛП до семейных расстановок, - вместо уважения к работе центра, который организовал также семинары школы.

Ананд обвинил нас, организаторов, в том, что план не открыть школу мы задумали с самого начала, но мы хотели, чтобы он провел семинары и только потом объявить о неоткрытии. Это не так. Ананд считает, что под этим решением нет никакой духовности, что мы просто испугались потерять свои деньги. Как раз мы бы их заработали намного больше, если бы открылась школа в рамках центра. Дело именно в духовности, и в вопросе наших ценностей. Мы не можем решать за людей и привязывать их к себе, у всех есть свобода идти туда, куда они хотят. Но в рамках нашего центра только мы, на основе нашего личного мнения, решаем, какие школы и направления будут открыты, это наша свобода и наше право. И мы тоже люди, мы можем вначале ошибиться, такое случается, и потом мы признаем свою ошибку, извиняемся и делаем так, как нам подсказывает совесть.

Мы также можем открыто высказывать свое мнение, не боясь быть проклятыми и заклейменными клеймом предателей и Иуд, как это уже сделали в отношении меня будущие мастера школы. К сожалению реакция на проявление нашей свободной воли со стороны «духовно развитых» людей – мастера школы и его ближайших помощников, была не просто негативной, а присутствовало манипулятивное давление (от Ананда), проклятия и оскорбления (от его учеников). Мне очень неприятно, что я получил такую реакцию. Выйти из школы оказалось сложнее, чем я думал. Мне это напомнило, как непросто уйти от религии тому, кто вырос в меа-шаарим в Иерусалиме.

Я не нахожусь на очень высокой ступени духовного развития, такой, которая позволила бы мне однозначно судить об энергии Иннердизайн, куда она ведет. Я могу основываться только:
- на своих впечатлениях (я их описал выше)
- на результатах семинара, которые описывают участники
Я также могу принимать во внимание то, что думают другие специалисты из нашего и других центров и люди которые хорошо чувствуют энергии и разбираются в этом.

По поводу результатов у участников.
Было много позитивный эффектов от семинара. Одна женщина нашла контакт с дочерью после долгого непонимания, другая вылечила спину. У третьей решилась психологическая проблема, с которой она боролась очень долго, по ее словам.

С другой стороны, многие после семинара жаловались на очень тяжелое состояние, некоторые пары чуть не распались. Конечно, это мог быть долгий процесс, начавшийся давно, а семинар мог оказаться лишь триггером. Но и центр Все Дороги чуть не распался после того, как мне постоянно говорили, что Витниша духовно не развита и манипулирует мной, и что мне не стоит с ней дружить. Прошу прощения, но с кем мне дружить, я уж как-нибудь решу сам! Витнише тоже весь семинар рассказывали с кем ей не стоит дружить и почему. Всех нас, организаторов центра, колбасило и продолжает сейчас, чрезвычайно сильно, а меня – как никогда раньше. Интриги с целью поссорить людей друг с другом – разделяй и властвуй – это стратегия войны, а не любви и духовности.

Сложно судить, каких эффектов больше. Семинары были однозначно сильные, и мощная энергия. Вопрос все тот же, с какой целью мастер школы применяет эту энергию, и куда он ведет учеников, как это влияет на их развитие. Делает ли это ученика сильнее или слабее? Свободнее или более привязанным? Увереннее в себе, в своих чувствах, или зависимее от других?

И я понял, что когда дело касается только меня одного, я могу рисковать и пробовать (хотя только выйдя теперь из школы, понимаю, какой ценой заплатил за это безобидное желание пробовать). Но когда дело касается пространства, на котором я открываю школу и приглашаю людей, в какой-то мере беря ответственность не только за себя, но и за это пространство, я не имею права сомневаться. И если я все же сомневаюсь в позитивной цели этой энергии, то уж лучше изменить данному слову.

По поводу мнения специалистов. Я обратился к разным специалистам и ведущим, мнение которых я ценю и уважаю. Чтобы соблюсти конфеденциальность, я не называю их имен и направлений, которыми они занимаются. Я обратился к тем, чье мнение я высоко ценю, и чьи прогнозы всегда отличались высокой эффективностью. Их однозначное мнение было, что эта энергия, мягко говоря, не является позитивной, чистой и светлой. Эти люди никогда раньше не говорили такого ни про один наш семинар и ни про одного ведущего.

Когда я спросил про перспективы, к чему приведет открытие школы, они тоже оказались неприятные. Можно по-разному относиться и доверять этим мнениям, но пропускать их мимо ушей совсем я не могу. Кстати, некоторые из специалистов, которые хорошо чувствуют энергию, предупреждали меня еще до того, как я привез ИД в Израиль. После принятого решения несколько эзотерических центров Израиля дали мне поддержку в этом решении и предложили личную помощь, понимая, как меня «колбасит». Это тоже о многом говорит. А колбасит меня очень сильно. Ощущение такое, как будто я вылез из-под гусениц танка. И я не смог бы вылезти, если бы не мои друзья и коллеги, Витниша и Игорь, которые меня вытащили. И это несмотря на весь мой опыт профессионального гипнотизера, тренера НЛП, человека, прошедшего множество психологических эзотерических тренингов в самых разных областях.

Сегодня многие из тех, кто поступил в школу и собирается учиться, говорят, что они лишь возьмут там технологии, без настояшей сдачи себя в ученики, и если понадобится, вовремя сойдут с тремпа. Мне после моей истории это кажется достаточно трудным делом, потому что сложно выпить чай с молоком, отделив чай от молока, какими бы крутыми специалистами, в 1000 раз сильнее меня, они ни были. Хотя, может быть я ошибаюсь, и они дейтвительно в любой момент смогут выйти, вопрос только, захотят ли. И правда ли они получат все технологии школы.

Люди вступают на путь, где рассчитывают легко найти свое счастье, богатство и духовное развитие, а на деле могут найти то главное в себе, что не готовы положить на алтарь, и тогда возможно придется мучительно вылезать на свободу. И на этом пути есть опасность потерять что-то важное и дорогое для себя, например, своих партнеров или близких друзей. Это в целом позитивный процесс, позволяющий в себе отделить зерна от плевел прокаливанием. Только он гораздо более болезненный, чем ожидают эти люди. Но это их право и их выбор.

Мое дело рассказать мою субъективную правду о том, что я пережил и как все произошло. А вы уже решайте и берите ответственность за себя.

Тут временно можно посмотреть видео об этой школе. Ананд видео постоянно удаляет. Но всегда находиться кто-то кто выкладывает это видео в другом месте:

https://ru.tsn.ua/ukrayina/kursy-samorazvitiya-ili-sekta-kak-zhurnalistka-pronikla-vnutr-ochen-specificheskoy-gruppy-620477.html
Видео говорит об этом лучше тысячи моих слов.

А здесь обсуждение школы, и много коментариев и отзывов от тех, кто вышел из этой школы.

 

 

С уважением,
Борис Мельцер
Один из основателей центра «Все Дороги»
Основатель и директор центра "Успешная жизнь"
Тренер НЛП
Бывший ученик второго курса школы «Иннер Дизайн» 

 

Наши контакты

Витниша (Алла) тел: 0547-768911
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Игорь (Ишваса) тел: 0503-445543