tr?id=254124144985944&ev=PageView&noscript=1 Випассана | Статьи

Випассана

Випассана
Григорий Бадо

04:00-04:30 - подъем

04:30-06:30 - медитация

06:30-08:00 - завтрак (горячий компот из слив и яблок, свежие овощи, пророщенная фасоль мунг, овсяная каша, йогурт)

08:00-11:00 - медитация

11:00-13:00 - обед (чечевичный суп, печеные овощи, рис, пророщенный мунг)

13:00-17:00 - медитация

17:00-18:00 - ужин (фрукты, чай)

18:00-19:00 - медитация

19:00-20:30 - лекция

20:30-21:00 - медитация

21:30 - отбой

pagodaРазговоры, взгляды, касания между учениками запрещены. Мужчины и женщины разделены территориально, пересечение происходит только в общем медитационном зале. Мобильные телефоны, диктофоны, дневники сдаются в первый день во время регистрации. Позже очень пожалел что сдал, но еще позже обрадовался, во-первых, что сдал, а во-вторых, что сначала пожалел.

Позже вообще стало ясно, что и зачем.Позже вообще всё стало ясно.

На семинарах израильского Фонда Випассаны (то же самое по-русски - здесь) всё довольно жестко. Но жесткость эта - скорее в помощь тому, кто добровольно решил идти до конца. Это - жесткость без насилия. Подавление воли свело бы на нет весь смысл происходящего. Все же, при вписке на курс каждый прочитывает брошюру, в которой излагаются принципы общины, и подписывает бумагу, в которой обязуется в течение ближайших 10-ти дней не убивать, не врать, не воровать и на 10 дней забыть о любых религиозных и психотехнических ритуалах и упражнениях. Хатха-йога, как было сказано, не противоречит Випассане, но даже ее просят на время отставить в сторону. Обязательство хранить молчание также вступает в силу в первое же утро курса, в 4:00 утра. Оно может рассматриваться как производная обязательства "не врать", ведь изреченное слово есть ложь. Да, так оно и есть.

О смене пунктов режима оповещает гонг во дворе. Весь инструктаж С.Н. Гоенки записан на аудио и видеопленку. Его круглая хитрая морда глядит по вечерам с четырех экранов по сторонам зала. По утрам поначалу было смешно смотреть, как пятьдесят человек в свитерах и пледах, а некоторые в шапках, куртках и варежках (зал не отапливался) сидят рядами на подушках, и, как хатифнатты, "втыкают" в маленький магнитофончик, стоящий на сцене.

Первые два дня – наблюдение ощущений, вызываемых движением воздуха через ноздри. Область наблюдения постепенно сужается до узкой полоски над верхней губой... Почти сразу мой Ум просек, что творится что-то неладное. И стал прикидываться мертвым, как попугай Кеша, когда ему выключали телевизор. Это и в самом деле было похоже на выключаемый телевизор: десять секунд концентрации, потом - раз! - и провал на час или два. Не в сон, поскольку пульс не замедлялся, а мышцы не затекали. Это была пустота, имитация смерти. На третий день на меня вдруг снизошло очень простое и яркое доказательство, что мой Ум – это не Я. И в тот же миг я это доказательство забыл. Это так меня рассмешило, что я стал хохотать прямо в зале. Меня спас гонг, позвавший на завтрак. Вообще, не зря все медитации всегда начинаются до рассвета, не зря мусульмане в половине пятого утра оповещают с минаретов об утренней молитве. Это время полное Силы. Оно настолько насыщено чем-то незримым, но очень плотным, что зацепив ЕГО один раз, легко не расстанешься. Все это с условием, конечно, что ложишься в 9 вечера, и, по возможности, не на полный желудок. Тогда шести или даже пяти часов сна хватает с лихвой.

В первый день я проснулся за минуту до подъема. Во второй день – в 3 часа ночи. В третий – в два. На четвертый – в 12 ночи, при том, что еле-еле заснул в 10. С головой делалось что-то фантасмагорическое. Между бровями ощущалась постоянная пульсация. Ступор не проходил даже в перерывах. Рассеянность позналась как высшая степень концентрации.

С третьего дня началась уже Випассана как таковая. Непрерывное сканирование тела в разных направлениях и наблюдение ощущений в теле. Точнее объяснять не стану, методику следует получать из первоисточника, и только тем, кто тотчас воплощает ее на практике. Скажу лишь, что согласно учению Гаутамы, тело человека есть нечто вроде постоянно работающего магнитофона, в который каждый миг записывается информация о переживаемых эмоциях. Когда внимание человека направлено наружу, вовне, эмоции слой за слоем осаждаются внутри тела, накапливаясь и вызывая болезни. Наблюдение ощущений в теле обращает этот процесс вспять, высвобождая записанный эмоциональный мусор. Он выплескивается наружу в виде чувств и образов. Задача состоит в том, чтобы наблюдать эти образы беспристрастно. Без влечения и отвращения, как это обычно бывает. Скажу сразу, для начинающего медитатора это практически невыполнимая задача...

Столько насилия я не видел даже по телевизору. Бечисленное количество десятисекундных серий, полных страха и ненависти. Страха и ненависти. Страха и ненависти. Я бью знакомых и незнакомых людей. Я - в зале, похожем на школьный класс. В правой (в этой жизни я – левша) руке у меня пистолет. В меня стреляют, пуля попадает мне в бок. Удержавшись на ногах, теряя сознание, я целюсь с одной мыслью: не промахнуться, иначе мне конец. Рука ходит ходуном. Попадаю, стреляю несколько раз в упавшее тело. После этого падаю сам. Я ненавижу и боюсь, ненавижу и боюсь. Выныриваю из одной виртуальной реальности, чтобы, не успев глотнуть воздуха, провалиться в другую.

На обед все выходят, еле волоча ноги. Тут становиться понятно, почему запрещено не только говорить друг с другом, но и смотреть в глаза. Это – защита. Во время хирургической операции на подсознании следует соблюдать гигиену.

Во дворе пасутся огромные белые куропатки. Непонятно, то ли домашние, то ли из пустыни прилетели, да прикормились. На белых куропаток охотится огромный сытый белый кот. Одна куропатка волочит крыло, не может улететь, и котище лениво гоняет ее по двору, не настигая, но и не отставая сильно. Греющиеся на солнце студенты молча наблюдают за издевательством. Никто не вмешивается. Через десять минут у меня кончается терпение. Я ловлю куропатку и аккуратно подсаживаю ее на крышу одноэтажной столовой. Котяра делает вид, что теперь его очень интересует собственная задняя лапа. Начинающие буддисты одобрительно смотрят на меня. Вообще, ненанесение вреда окружающим интерпретируется адептами чаще всего как полное невмешательство в происходящее. Более наглых мух, чем в той местности, я не встречал нигде – их никто не бьет. Мухи и комары подпадают под подписанное вначале обязательство не убивать. Три часа медитации из десяти каждый день посвящается волевому усилию – в это время нельзя двигаться, и мухи и комары беспрепятственно ползают по телу.

На пятый и шестой день пошли сны, каких не было никогда в жизни. Хотя, может быть и были, но только в глубоком детстве. Кристально четкие, сверкающие, плотно-текучие. Других эпитетов не могу подобрать. Стихи, отрывки текстов, мелодии, которых, проснувшись, я понимал, еще не существует в природе. Я шел мимо полок с книгами, видел имена несуществующих авторов, снимал случайные тома и читал отрывки гениальной литературы, которая никогда не была написана никем из воплощенных существ. Откуда я знаю, что не была написана? Просто знаю и всё. Там, во сне было столько покоя и столько любви, что пытаться зацепить, утащить хоть что-то было бы кошунством. Как бы случайно в мизансцене сна оказывался радиоприемник, из которого лилась перехватывающая дух музыка. Слушать ее без знания нот было сладкой пыткой. Но даже если б я знал ноты, что с того? Ведь нет ни карандаша ни бумаги... Остался только Я и всё. Я один и больше НИЧЕГО. Стало вдруг ослепительно ясно, что ничего на свете невозможно удержать. Все сыплется, как песок между пальцев. Течет, как река. И нет смысла ничего удерживать, как нет смысла хватать вихри на воде... Ими можно только любоваться, отпуская. И, боже, КАК глубоко несчастен тот, кто пытается эти вихри ухватить. На перерывах все ходят по двору как пациенты психиатрической лечебницы – медленно меряя шаги, взгляд в землю. Пледы на плечах, шлепанцы с шерстяными носками и скандинавские вязаные ушанки. Кто-то лежит в комнате, смотрит в потолок. Сосед собрал вещи и съехал. На его место пришел кто-то другой, но и он скоро исчез. Кто это был, как его звали, чего в самом себе он так испугался – неизвестно. Да и какая разница? Кто-то улыбнулся мне, встретившись на дорожке. Я оторопел.

На седьмой день я разрешил (именно разрешил) себе не сгонять севшую на меня муху. Несколько минут казалось, что внутри меня что-то рвется, потом наступила тишина. На восьмой день было ощущение, что всё только начинается. Ушла нестерпимая боль в спине и ногах, пришла боль в животе. На девятый приснился сон, будто я веду в бой мультипликационные войска. Нарисованные солдаты времен Бородина были ростом мне по щиколотку. Я был как Гулливер среди лилипутов. Или серафим среди людей.

На десятый день разрешили разговаривать. Все заговорили, загоготали разом. После десяти дней тишины это было невыносимо. Даже не звук, а хлынувшие вокруг энергетические волны речи сбивали в ног. Я сбежал из столовой. Во дворе сидели девушки и тихо беседовали. По их лицам ползали мухи.

Соседи по комнате оказались прикольнейшими чуваками. Особенно этот, который в шлепанцах на шерстяные носки. Оказалось, они так же наблюдали за мной все это время, как и я за ними. Мы смеялись, рассказывали анекдоты и чувствовали себя прекрасно. Только немного болела голова и было напряжено горло.

Перед самым отъездом я в последний раз прилег на кровать и взглянул в потолок. Тот же мучительно неудобный матрас и сетка от комаров тоже на том же месте. Десять дней я смотрел на нее невидящими глазами, мой взгляд был обращен внутрь... И вдруг я увидел туннель. Даже не увидел, а скорее, ощутил его всем телом - он проступил сквозь окружающее пространство. По этому туннелю я шел к Свету. Свет был не близко и не далеко, а так, средне. По обочинам стояли любимые и дорогие мне мне люди. Они смотрели на меня, я шел мимо и понимал, что все они - лишь декорация. Верстовые столбы на моем пути. Я сам вырезал их из картона, раскрасил и поставил у дороги, чтобы легче было ориентироваться. Всё, всё вокруг - не более, чем одна большая декорация. Реален только Я сам и этот Свет впереди. Видение, подержавшись минут десять, растворилось.

Мы набились в форд одного из студентов, врубили Пинк Флойд, и, гогоча, поехали кто к друзьям, кто к родителям, а кто к любимой женщине.

Подписаться на новости

Подпишитесь на новые статьи и события. Давайте оставаться в курсе!

Новые статьи

Наши контакты

Витниша (Алла) тел: 0547-768911
e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Игорь (Ишваса) тел: 0503-445543